Союз Пострадавших от Геноцида

«Предотвращение геноцида — долг всех и каждого в отдельности. Каждый вносит свою лепту: правительства, средства массовой информации, организации гражданского общества, религиозные группы и каждый из нас. Давайте же развивать и укреплять глобальное партнерство против геноцида. Давайте защищать народы от геноцида тогда, когда их собственные правительства не смогут или не станут делать этого». Генеральный секретарь Пан Ги Мун

Про себя и про Иуду

Ни Корана, ни Библии я не читал и со сделкой Иуды и священника Каифа знаком через любимого мною Булгакова. Не знаю, почему Иуду, как какого-то торгаша, православные верующие называют Христопродавцем. — Один из вас предаст меня — предупреждал Христос своих апостолов. Именно «предаст», а не «продаст» как принято говорить теперь. Так как Иуда был апостол, т. е. должностное лицо, следовательно, 30 серебренников, это взятка, а не результат торговли. Взятка –сделка коррупционная. Потому, наверное, и зовут коррумпированных чиновников иудами. Но об этом позже.

Сейчас о моей награде. Диплом правозащитника года Республики Ингушетия, которым меня увенчали, при всем желании, взяткой не назовешь. Я, признаться опешил, когда среди лауреатов конкурса за звание « героя гражданского общества» объявили мою фамилию. Меня наградили за то, за что я меньше всего ожидал.

Как ни крути, а внутрицеховое признание дороже, чем любое другое, оно, как правило, даётся нелегко. Вспомним, что Тургенев не признавал Толстого, а Маяковский не считался с Есениным, и наоборот. А признание товарищей в таком опасном для жизни правозащитников регионе как наш, дороже любого ордена, и я глубоко растроган тем, что люди, которые ходят над пропастью, посчитали возможным отметить мои скромные заслуги. Это тяжелое бремя, и видит Бог — меня это не радует.

Для меня ценность действия состоит в том, что наградили нас не чиновники, которые высматривают подхалимов и вербуют сторонников, не богачи, которые ожидают за это восхвалений и почитаний. Наградили свои – товарищи и единомышленники, правозащитники и общественники, самые активные члены гражданского общества. Наградили те, кто в сто раз более меня заслужили эту награду. Такое признание многого стоит. Моя запоздалая реакция вызвана тем, что я до сих пор пытаюсь всё осмыслить

Так получилось, что я оказался первый лауреат в этой номинации, и, зная своих товарищей правозащитников, которые хоть и моложе меня, но известны во всём мире, я уверен, что споры в комиссии были жаркие, но, видимо, уважение к моему возрасту сыграло решающую роль. От этого мне неловко, и я со страхом думаю – смогу ли оправдать столь громкое признание моих малых заслуг, сумею ли я до конца быть таким, каким меня считают?

Если бы были живы те, которые пали, не имея и не ожидая ни наград, ни званий, наверное, расклад был бы иной. Они не получили ни дипломов, ни званий, и их имена, к сожалению, украшают скверы и площади чужих городов, хотя то, что они любили, и те, кого они любили — здесь. Правозащитник в своем отечестве человек, часто неудобный и лишний. Общество в целом к нам безразлично. Нас вспоминают, попав под произвол властей и жернова «кривосудия».

В силу своего возраста и жизненного опыта, а я пожил и повидал достаточно, чтобы просто устать от жизни, я бесстрастно отмечаю, что молодежь — наши дети, намного лучше нас и, безусловно, лучше наших отцов. И, хотя для многих это прозвучит не патриотично, лично мое мнение, что сегодня мы, ингуши, в массе своей, лучше, чем были вчера, а завтра, надеюсь, будем лучше, чем сегодня.

Об этом свидетельствуют мечети, которые забиты молодежью. Это мы видим на улицах, которые хоть и грязны и не обустроены, но на которых мало пьяниц и наркоманов (разумеется, сравнительно с другими регионами). Когда я вижу в местах скопления людей, развязно курящего юнца, или автомобильного «шумахера», пугая обывателей, хулиганствующего на стоянке автобуса, пытаясь обратить на себя внимание студенток – я с грустью делаю вывод, что это не он, а его отец, человек моего поколения – дерьмо.

Порочность, как и порядочность, свойство наследственное. Но если среда обитания благоприятная, порочность, под воздействием «ауры» со временем рассасывается, и процент порядочности в среднем по населению увеличивается. И меня не покидает надежда, что благоприятная духовная среда, которую сформировало в народе пережитое за последние два десятилетия, одолеет это хамство и бескультурье, продукт плохого влияния отцов.

Сейчас основная наша трагедия – наши чиновники. Из-за отсутствия культурно – политической элиты и появления во власти случайных, некомпетентных людей, чиновничество формируется по принципу – «кто больше даст» или «чем роднее, тем нужнее», и «белые воротнички», в том числе и «ажурные», стали намного хуже, чем даже в приснопамятное советское время. Они грызут основную массу нашего народа как жуки – короеды, как клещи, делая жизнь невыносимой, особенно для слабо защищенной категории людей – беженцев и безработных.

Глядя на них, у меня появляется стойкая уверенность, что Иуда не повесился, а женился и очень сильно размножился, и все его потомки обустроились на хлебные места, в том числе и в нашей республике. Беда в том, что, похоже, многие с этим смирились. Отсюда пассивность и терпимость. Именно терпимость, а не терпение. Это разные вещи.

Руслан Парчиев 

Advertisements

Single Post Navigation

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: