Союз Пострадавших от Геноцида

«Предотвращение геноцида — долг всех и каждого в отдельности. Каждый вносит свою лепту: правительства, средства массовой информации, организации гражданского общества, религиозные группы и каждый из нас. Давайте же развивать и укреплять глобальное партнерство против геноцида. Давайте защищать народы от геноцида тогда, когда их собственные правительства не смогут или не станут делать этого». Генеральный секретарь Пан Ги Мун

Ингушский суд- топорная работа.

Недавно был в Чечне, участвовал в процессе по делу ингушской семьи, которую АМС Грозного пыталась выкинуть из квартиры , мотивируя свой воинственный порыв бедственным положением жертв войны — чеченцев, которым негде жить в отличие от ингушей, которые жируют на их бедах.
Правосудие вершилось в неприспособленном помещении , шум и гвалт стихал в коридоре только после увещеваний помощников судей, но и то ненадолго. Дело в общем то заурядное — чиновники пытались обобрать терпигорцев, бежавших от боевых действий и вовремя не успевших выставить баррикады на подступах к своему жилью после его восстановления. Где то это проходит, где-то нет.
Забегая вперед хочу информировать любителей судебной информации, о том , что судебная коллизия разрешилась не в пользу властей.
Я привыкший в Ингушетии к смычке судей и чиновников — «близнецов — братьев», где то даже был разочарован столь скорым разрешением дела. Моя заготовка о вопиющей несправедливости и противозаконности данных претензий и ссылки на практику Верховного суда и положения Жилищного Кодекса были выслушано бесстрастно и без вопросов.
Не оживил процесса и коронный ход- ссылка на решение Европейского суда по правам человека, считающего неприкосновенность жилища важнейшим в иерархии прав защищаемых Европейской Конвенцией. С таким же скучающим видом было выслушано и дежурное возмущение представителя мэрии, озабоченной, якобы, тем , что в то время,когда тысячи жертв войны — чеченцев, бедствуют в неприспособленных для жилья помещениях, другие, жируя в спокойных регионах России, пытаются сохранить свое жилье в Грозном.
Поэтому, когда я предложил суду приобщить к делу много страничный текст решения Европейского суда по делу «Гладышева против России» ,председательствующая на процессе снисходительно разъяснила, что в этом нет необходимости -они тоже в школах учились.
Мы,правозащитники, редко получаем от решений суда удовольствие. Но в момент провозглашения этого решения я был счастлив и нем и только немного завидовал тем, в пользу которых это решение было принято. Теперь я верю, что чудеса бывают и в Чечне.
В следующий четверг я снова был в суде. На этот раз в ингушском. Верховный суд Ингушетии расположен в Магасе в новом здании. Здания новые, а привычки и пристрастия старые.
Ситуация примерно такая же как по делу в Грозном, только в сто раз масштабнее. Если Мэрия Грозного пыталась выселить одну семью, мэрия Карабулака в общей сложности требовала выселить более ста семей. Пока. Причина та же, или почти та же.
В то время когда доблестное правительство Ингушетии пытается осчастливить Россию строительством школ и жилых комплексов, подлые беженцы отказываются уйти в никуда из жилищ, в которых живут почти двадцать лет.
И даже, о черная неблагодарность , некоторые из них отказываются от пятидесяти тысяч рублей которые, не смотря на тяжелый кризис в Европе , дает им родина -Ингушетия, что бы не морочили голову и не порочили благо родной имидж республики. А некоторые до того обнаглели , что предлагают свернуть це пятьдесят тысяч в трубочку и затолкать в одно место.
Я шел в суд с легким сердцем -впечатление от триумфа правосудия в Грозном не могло не сказаться. Но сермяжная правда жизни, окатив холодным душем ингушского правосудия, скоро привела меня в чувство. Суды отличались не только зданиями. Процедура судопроизводства да и квалификация чеченских судей , не к чести Ингушетии , выглядела внушительней.
В отличие от Председателя судебного состава Верховного суда Чеченской Республики Судья верховного суда Ингушетии Кобригова М. была многословной и агрессивной. Особенно ее возмущало то, что,я, Парчиев своей демагогией о правах человека и детей, перемешанной ссылками на Европейское правосудие, бессовестно отнимаю время у двадцати пяти других, назначенных к рассмотрению на тот день дел.
Она еще больше возмутилась, когда я обратил внимание, на то, что большое количество алчущих правосудия в коридорах, печальная картина, но не повод для того, чтобы выкидывать людей их своих жилищ.
Верховному суду Чеченской Республики понадобилось 18 минут, чтобы отказать в притязаниях мэрии Грозного на жилье одной семьи.
Верховному суду Ингушетии , если бы я не конючил, понадобилось бы еще меньше времени, что бы выкинуть пятьдесят шесть семей из своих жилищ в Карабулаке. Разница в десять минут- единственное,что мне удалось выиграть.

В моем наивном представлении правосудие Высших судов -это хирургия виртуозов , но Верховный суд Ингушетии еще раз доказал, что его действия это «Топорная работа» мясников и потому должен поменять свою визитку-и,вместо дамы с мечом и весами, установить на входе палача с топором и дыбу.

Р. Парчиев- председатель Союза Пострадавших от Геноцида.

Advertisements

Single Post Navigation

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: